UA-11868742-1

Сейсмологи всех стран объединяются!

Росс Стейн (фото James Brown / From J to B.)

20 июня 2013. В тёмной комнате восемь сейсмологов из Албании и республик бывшей Югославии внимательно слушают Росса Стейна из Геологической службы США, который объясняет, как геологическое сжатие в одних местах двигает породу вверх по разлому, а в других — вбок. Подавленная до поры энергия может привести к сильным толчкам вроде того, который в июле 1963 года убил более тысячи жителей македонской столицы Скопье. Перед учёными карта Балкан, ощетинившаяся указателями на возможные эпицентры землетрясений.

Эта информация и эти люди собраны в одном месте впервые. Политические и финансовые барьеры до самого последнего времени не позволяли балканским учёным объединить усилия, и не только им одним.

Г-н Стейн — один из руководителей проекта Global Earthquake Model (GEM), цель которого в создании общедоступной цифровой сети баз данных и инструментов, позволяющих оценить сейсмическую опасность по всему миру. Сегодня это нужно как никогда, ведь за последний век число жертв землетрясений выросло, потому что города разрослись и зачастую новые дома возводятся в опасных зонах на скорую руку без надлежащих мер предосторожности.

GEM существует более пяти лет, и на следующей неделе проект обнародует базу данных землетрясений последнего тысячелетия и версию ПО OpenQuake, которое позволит любому желающему оценить вероятность толчка в том или ином уголке земного шара. В декабре планируется взять следующую высоту: опубликовать список всех разломов мира, известных учёным.

В течение 2014 года GEM добавит информацию о зданиях и социально-экономических показателях, которые должны помочь руководству городов (например, Стамбула) понять, какие школы и больницы следует укреплять в первую очередь.

На этом миссия проекта не закончится. Г-ну Стейну и его коллегам ещё предстоит доказать, что проделанная ими работа имеет не только научное, но и практическое значение. Некоторые эксперты с горечью указывают на то, что коррупция, необразованность и лень чиновников, а также бедность многих стран не позволят сбыться мечтам сейсмологов. Зачастую и власть, и инженеры прекрасно знают, как и что строить и укреплять, но ничего не делается.

Г-н Стейн (сейчас ему 59) поначалу интересовался гляциологией, а потом переключился на изучение того, как землетрясения передают давление в другие регионы. Его модели позволяли оценить, повысилась или уменьшилась вероятность толчка в том или ином месте после конкретного землетрясения. По уровню цитирования среди сейсмологов в период с 1993 по 2003 год он поднялся на второе место. О нём снимали документальные фильмы, к нему обращались за комментариями после любого сколько-нибудь заметного землетрясения.

Всё изменилось из-за землетрясения и цунами в Индийском океане 2004 года, когда в 14 странах погибло более 230 тыс. человек. По его словам, тот катаклизм яснее ясного продемонстрировал неспособность мирового сейсмологического сообщества сделать что-либо для предупреждения подобных катастроф. «Мне показалось, что мои руки в крови», — с ужасом вспоминает учёный.

И тогда он понял: хватит сидеть в Калифорнии и Японии, где уже давно выработаны методы защиты зданий от сейсмической опасности. Пора ехать в Индонезию и на Гаити, где города разрастаются вдоль крупных разломов и границ тектонических платформ. Выходцы из деревень селятся в кое-как выстроенные дома, которые могут стать для обитателей смертельной ловушкой. По некоторым прогнозам, рано или поздно случится такое землетрясение, в результате которого погибнет не меньше миллиона человек.

В 2006 году г-н Стейн, Йохен Цшау из Центра им. Гельмгольца (ФРГ) и Доменико Джардини из Швейцарского федерального технологического института в Цюрихе основали GEM, дабы подобного никогда не произошло.

Несколько международных, государственных и неправительственных организаций активно помогают людям, живущим в зоне риска, подготовиться к землетрясениям, но эти усилия разрозненны. Например, Отдел оказания помощи жертвам бедствий, произошедших за рубежом (США), помог разработать систему оповещения о цунами в Индонезии после событий 2004 года и поддерживает сейсмологические проекты на Гаити и в Доминиканской Республике. А американская некоммерческая организация GeoHazards Internationalсотрудничает более чем с 20 странами ради повышения осведомлённости архитекторов и инженеров о мерах по защите сооружений от сейсмической опасности.

Естественно, ни одна организация не способна охватить каждый город, и невозможно укрепить каждое здание. Поэтому главное — знать, где риск максимален. И тут выяснилось, что многие города развивающихся стран, находящиеся в опасных зонах, по разным причинам не в состоянии раздобыть достаточное количество информации самостоятельно, хотя Катманду и Лиме, Джакарте и Порт-о-Пренсу жизненно необходимы сведения о том, как расти дальше, не повышая сейсмический риск.

В помощь городским властям и создаётся программа OpenQuake. В основе этого калькулятора лежит беспрецедентный каталог свыше 20 тыс. землетрясений магнитудой 5,5 и выше, случившихся с 1900 года (обнародован в январе). Для его составления консорциум собрал и заново проанализировал имевшиеся данные, уточнив силу и эпицентры толчков. Это крупнейшая база данных в своём роде.

С технической точки зрения ничего трудного в такой работе нет — не надо делать открытия или изобретать новое оборудование. С деньгами тоже проблем не возникло — после катастрофы 2004 года многие государства и организации были в таком шоке, что не скупились. Сегодня в качестве спонсоров в консорциум входят 16 правительственных учреждений и 10 страховых и строительных компаний. От них поступило около 90% из тех €24 млн, которые были необходимы для создания платформы OpenQuake. Ещё девять организаций стали партнёрами.

Самая большая проблема — собрать людей вместе и заставить договориться. Например, многие учёные очень недовольны тем, что в совещаниях, определяющих дальнейшую деятельность GEM, принимают участие спонсоры. Мол, не их это дело — отдал деньги и свободен. А вдруг они что-то дурное задумали, особенно страховщики эти? Чтобы снять все подозрения, результаты работы консорциума будут выкладываться в открытый доступ. А если кто-то захочет воспользоваться ими в коммерческих целях, пусть становится спонсором.

Г-н Стейн, возглавляющий научно-консультативный совет GEM, отмечает, что для его работы нужны мастерство дипломата и коммивояжёра — иначе никак не «склеить» ни людей, ни имеющиеся у них данные. На упомянутой выше встрече балканских сейсмологов беседа о том, кто сколько даст денег и почему провалились предыдущие попытки совместного анализа сейсмического риска, переросла в перепалку. Г-н Стейн дал высказаться всем и каждому, после чего пообещал осенью объехать все страны и встретиться с представителями власти и бизнеса, дабы лично урегулировать разногласия.

В качестве примера GEM предложил оценку риска Лиссабонского землетрясения 1755 года: степень риска по данным о сотрясаемости грунта, риск экономических потерь из-за повреждения зданий, социально-экономические факторы уязвимости и сводная карта риска.

Участники GEM прекрасно понимают, за что их будут критиковать. Во-первых, сведения о прошлых землетрясениях неполны. Во-вторых, сильные толчки порой случаются там, где раньше было тихо, — взять хотя бы землетрясение в Тихом океане к востоку от японского города Сендай в 2011 году. Если бы риск толчка оценивался по методу, предложенному GEM, японцы спали бы спокойно (примерно так всё и было: сильное землетрясение ожидалось, но в другом месте).

Г-н Стейн старается не спорить, а приглашает критиков принять участие в работе консорциума. И тогда те понимают, что дело не в предсказании землетрясений (до этого мы ещё не доросли), а в начальном этапе подготовки глобальной базы данных, которая должна ускорить прогресс сейсмологии. Например, необходим анализ того, а почему, собственно, мы не можем предсказывать землетрясения на основании прежних толчков.

Для дальнейшей работы нужны новые спонсоры, ведь базы данных надо постоянно исправлять и модернизировать. Требуется ещё €10 млн для финансирования региональных программ, которые предоставят необходимые детали для оценки риска на локальном уровне. Чтобы денежный поток не иссяк, нужен результат, а базы данных — это лишь первый шаг. В дальнейшем появятся модели, учитывающие цунами, оползни, разжижение грунта из-за сейсмических толчков. И надо быть готовым к тому, что некоторые чиновники и обыватели не понимают значение термина «вероятность» и будут предъявлять претензии, когда непредсказанное землетрясение всё же произойдёт (или наоборот — готовились, готовились, а ничего не случилось).

Г-н Стейн уверен в победе. «Не стоит недооценивать свой энтузиазм», — так он говорит. Переругавшиеся участники балканского совещания тем не менее выразили готовность поработать в совместном проекте (дело-то надо делать) и встретиться снова. Если найдутся деньги. А деньги нашлись.

По материалам: Nature News
Источник: Компьюлента

 

Сейсмологи пытаются улучшить прогнозирование землетрясений

1 июля 2013. Суматра-2004Вэньчуань-2008Гаити-2010Япония-2011. Каждый раз одно и то же: нежданное землетрясение, тысячи погибших, здания рушатся, словно построены из песка.

Геологи так и не научились предсказывать сильные землетрясения, и многие уже оставили попытки прогнозов. Тем не менее общие оценки сейсмического риска и потенциального ущерба продолжают появляться. На прошлой неделе исследователи предложили самим себе потенциально мощный новый инструмент: крупнейшую в своём роде базу сейсмических данных — десятки тысяч землетрясений более чем за тысячу лет. Вместе с новой глобальной картой накопления деформаций на границах плит этот набор станет ядром международного государственно-частного партнёрства, цель которого в улучшении прогнозирования землетрясений.

Фонд Global Earthquake Model (GEM) занимается разработкой системы оценки сейсмического риска с 2009 года. Свои новинки он представил на конференции Reveal 2013 в Павии (Италия).

«В целях развития науки прогнозирования землетрясений надо повысить качество данных, — пояснил соучредитель GEM Росс Стейн из Геологической службы США. Он и другие специалисты ещё в 2006 году осознали необходимость более систематического и открытого подхода к дисциплине, разбитой на разрозненные методы. — Все знали, что это надо сделать. GEM сделал».

Работая над новыми картами, исследователи пересмотрели мощность и расположение около тысячи землетрясений, начиная с 1000 г., в соответствии новыми универсальными критериями. Современные алгоритмы позволили также пересчитать сейсмограммы 20 тыс. землетрясений последних 100 лет — и всё это за €1 млн. В поисках причин землетрясений другие геофизики произвели переоценку движения тектонических плит Земли, измерив скорость деформации на границах плит. В целом учтено 20 тыс. движений по данным 70 тыс. сейсмических станций. GEM обещает выложить ПО OpenQuake, используемое для анализа данных, в открытый доступ в следующем году, дабы ввести единые стандарты расчёта рисков.

О точных предсказаниях речь, конечно, не идёт. Пока исследователи осторожно говорят о развитии более эффективных способов расчёта сейсмической опасности в ближайшие 50 лет с соответствующей оценкой вероятности возможных жертв и экономических потерь. Деятельность GEM представляет интерес прежде всего для страховых компаний — они в числе основных спонсоров. На конференции был представлен новый проект по оценке рискованности строительства по всему миру на основании национальных наборов данных, спутниковых снимков и уличных наблюдений, выполненных с помощью специальных приложений для смартфонов.

Участники Reveal 2013 признаются, что находятся под большим впечатлением от быстрого прогресса фонда. «У нас есть собственные карты опасных природных явлений, — отмечает Ансельм Смолка из страховой фирмы Munich Re, которая пожертвовала на проект €5 млн. — Но нас всего двадцать человек, и наши возможности ограничены. Нам нужно с кем-то сотрудничать, а GEM позволяет подключиться к глобальной научной сети».

Геофизик Сет Стейн из Северо-Западного университета (США), давний критик мечтаний о прогнозировании землетрясений, приветствует попытку внести ясность в эту область. Но он предупреждает, что никакое количество данных не сможет преодолеть глубокие неопределённости, присущие процессам, протекающим в разломах земной коры. По его словам, даже 2-тысячелетняя сейсмическая история Китая не дала бы никаких намёков на три самых разрушительных землетрясения, которые имели место с 1950 года. «GEM улучшает то, что может быть улучшено, но я не думаю, что когда-нибудь этого окажется достаточно, чтобы мы смогли делать точные прогнозы», — говорит Сет Стейн.

Росс Стейн тоже говорит о смирении перед лицом сложнейших загадок Земли. Свою цель он описывает следующим образом: «Мы должны рассказать общественности, что знаем и чего не знаем, на понятном для неё языке».

По материалам: ScienceNOW
Источник: Компьюлента

3 комментария “Сейсмологи всех стран объединяются!”

  1. Действительно, прочитав статью, сложилось впечатление, что учОным вовсе не нужно точное прогнозирование. Иначе бы теорию Кай-волны начали бы всесторонне изучать и проверять. А так, помоему, кроме г-на Ягодина и Ко прогнозированием никто в серьез не занимается... Печально... Жаль, что у меня нет необходимых знаний и средств, что бы помочь в этом...

    Хотя, сама идея, объединиться вопреки коммерсантам от науки, бюрократам и политике — очень здравая.

  2. Не получается прогнозирование землетрясений ещё и потому, что за основу берут ложную гипотезу «Тектоника литосферных плит». А ведь уже есть гипотезы много лучше объясняющие почему происходят землетрясения и извержения вулканов, и как они связаны между собой.

    Пока будет господствовать ложная гипотеза, «воз» будет стоять на месте.

  3. Краткосрочный прогноз землетрясений реален. Это доказал ежедневный (кроме выходых и отпусков) опреативный прогноз землетрясений выставляемый на сайте quake_vnb.rshu.ru/index_eng.html.

    Чтобы достигуть более качественных прогнозов необходимо сотрудничество геофизиков, сейсмолгов, метеорологов и геологов. Проблема будет решена.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *