UA-11868742-1

Военные кинули тень на сейсмологов С-Петербурга

13 марта. Офицеры Западного военного округа показали журналистам, как происходит уничтожение боеприпасов на самом ближайшем к городу полигоне Елизаветинка. Рассчитывая таким образом доказать свою непричастность к колебаниям земли, зафиксированным сейсмостанцией и вызвавшим недовольство жителей северных районов Петербурга. Разумеется, им не поверили. Слишком уж удобно в этой ситуации винить военных. У последних есть своя версия: они считают, что шумиха может быть выгодна сейсмологам.

Для того, чтобы понять, что военные не имеют отношения к подземным толчкам («Фонтанка» первая писала о ситуации) на севере Петербурга, достаточно измерить расстояние между городом и Агалатово — ближайшим местом, на котором происходит уничтожение боеприпасов. Около 27 км разделяют мегаполис и 18-й инженерно-испытательный полигон. Плюс еще почти 6 км вглубь по лесной дороге. О том, что снаряды с истекшим сроком годности утилизируют именно здесь, свидетельствуют многочисленные котлованы и воронки вокруг. Прибывшим журналистам продемонстрировали кладки зарядов. Мощность каждой разная — общее количество уничтожаемого за один взрыв, согласно инструкции, не может превышать 120 кг в тротиловом эквиваленте.

Чтобы телевизионщики смогли получить красочную картинку, видеокамеры установили в 300 метрах от приготовленных боеприпасов, включили и оставили в одиночестве. Саперы укрылись в подземном бункере, а офицеров из командного состава вместе с гражданскими погрузили в машины и отвезли на безопасное расстояние — за 2 км. Через несколько минут прогремел взрыв. То есть, скорее всего, прогремел — представители СМИ услышали только слабый отзвук. Вернулись за камерами. Техника осталась целой. Наверное, помогла малая мощность заряда — около 40 кг тротила. Для сравнения второй раз подорвали снарядов на 120 кг. Разница едва ощутима.

Позвонили на сейсмостанцию Пулковской обсерватории — колебания земли не зарегистрированы. Созвонились с жителями соседнего садоводства — дома трясутся. Это звуковая волна, объясняют военные инженеры.

«Это невозможно», — категорично заявил профессор Военмеха Николай Михайлов на предположение журналистов, что взрывы в Елизаветинке могли стать причиной беспокойства петербуржцев. «Мы не имеем к этому отношения», — поддержал гражданского специалиста начальник инженерной службы 1-го командования ВВС И ПВО Станислав Дорошенко, демонстрируя в качестве доказательств формулы и расчеты. Для людей, далеких от точных наук, может быть показателен пример Хиросимы и Нагасаки. Согласно докладу Манхэттенского проектного центра армии США, разрушительные последствия взрыва атомной(!) бомбы, мощность которой эквивалентна 20000 тоннам тротила(!), полностью перестали ощущаться в радиусе 12 км. Напомним, в 27 км от Петербурга подрывают обычные снаряды общей мощностью в 120 кг в тротиловом эквиваленте.

Если поверить математике, физике, истории, то получается, что военные действительно не причастны к трясущимся домам на севере Петербурга. Но тогда остается открытым вопрос, почему у горожан если не земля из-под ног уходит, то люстры вздрагивают точно. И этот факт, кстати, зафиксировала сейсмостанция Пулковской обсерватории. К слову, приглашенная на показательные мероприятия в Елизаветинке заведующая сектором сейсмологии ЛРГ ГАО РАН Белла Ассиновская так до конца и не поверила в невиновность военнослужащих. Но, по ее словам, сейчас уже вряд ли можно что-то доказать. Это связано с отсутствием необходимого оборудования, уже много лет перед руководством города ставится вопрос о целесообразности окружить Петербург сейсмологической наблюдательной сетью. Если бы она существовала сегодня, природа колебаний была бы объяснена в течении нескольких дней, — убеждена Ассиновская.

Между тем, у военных есть свои версии происходящего. Созданная шумиха в прессе может быть выгодна в равной степени и дачникам, и живущим по соседству, и тем же сейсмологам. Первые, возможно, надеются, что прекратятся взрывы, шум которых им действительно мешает. Вторые могут рассчитывать на выделение грантов на исследования и поставку оборудования.

Как предполагает начальник инженерной службы 1-го командования ВВС и ПВО Станислав Дорошенко, если брать вторую версию за основную, то нельзя исключать факт фальсификации: регистрация сейсмостанцией неких событий вполне может быть делом рук конкретных специалистов, преследующих свою выгоду. В пользу этого предположения, по мнению сапера, говорит тот факт, что две других станции не зафиксировали колебаний. Дело в том, что специальное оборудование установлено еще в Выборге и на острове Валаам. Таким образом, 18-й полигон находится в условном треугольнике между сейсмостанциями.

Версия военных, хоть и сомнительна, но имеет право на существование. В любом случае, она правдоподобнее нашествия внеземных цивилизаций. Как бы там ни было, в настоящее время к расследованию причин подключилась военная прокуратура ЗВО. Хотя прокурорская проверка может внести ясность только в случае, если при уничтожении боеприпасов военные нарушают инструкцию.

Кстати, огрехи при ликвидации были выявлены Роспотребнадзором во время проверки на полигоне под Кингисеппом. Специалисты установили, что превышен уровень шума. По этому поводу областным омбудсменом Михаилом Козьминых было направлено письмо командующему ЗВО с просьбой принять меры. Однако вряд ли у военных получится быть потише, так как на дальнем полигоне уничтожают авиабомбы весом 500 кг каждая с тротиловым зарядом в 200 кг. Не распиливать же их, в самом деле.

Быть может, жалоб на звуки взрывов и трясущиеся стены было гораздо меньше, если бы руководство Минобороны почаще выступало перед гражданскими с разъяснениями, зачем утилизируются «просроченные» боеприпасы. Миллионы тонн наследия Советского союза сейчас хранятся по всей стране и представляют из себя гигантскую мину замедленного действия. Причем, никто не может предсказать, когда и в каком месте рванет. Но одного только Ульяновска достаточно для того, чтобы понять, почему перед военными поставлена задача завершить ликвидацию к концу 2011 года. В Западном военном округе в непосредственной близости от Петербурга уничтожение происходит на трех полигонах. За прошлый год на кингисеппском было взорвано 12 тысяч тонн авиабомб. По словам саперов, при таких темпах и объемах, им потребуется 10 лет для выполнения задачи.

Но в армии, как известно, приказы не обсуждаются. Офицеры инженерных войск говорят, что раз верховный поставил задачу, значит, она будет выполнена. Даже если для этого придется вносить изменения в календарь. Но технику безопасности никто нарушать не будет, утверждают они. Взрывы только с установленной мощностью, в светлое время суток и будние дни.

Источник: Фонтанка.ру

8 комментариев “Военные кинули тень на сейсмологов С-Петербурга”

  1. Не знаю конечно на 100% , но всё таки , больше грешу на военных чем на силы природы (если силы природы то водородная дегазация)

    А военные ещё те жулики...

    Ну посудите сами ведь на ликвидацию выделяют финансы , правильно?

    По правилам подрывать должны не больше определённого количества... для этого копают углубления , используют транспорт для подвоза .

    Так вот если за раз в одной яме жахнуть железнодорожный вагон снарядов , а не копать под каждые 120 кг )))) посчитайте сколько можно сэкономить только на рытье ям для утилизации. И эти денежки положить себе в карман... отчитавшись что всё идёт по плану.

    Да как и во всём в этой стране виновата алчность , мало ли в России прапорщиков Шматко )))))))))))))

    • я тоже думаю, что военные приклали руку к происходящему, они это умеют *ля. :-\

  2. ==разрушительные последствия взрыва атомной(!) бомбы, мощность которой эквивалентна 20000 тоннам тротила(!), полностью перестали ощущаться в радиусе 12 км.== — Ну наконец-то появился пример, понятный и сейсмологам, и военным, и простым «чайникам». А то достали уже своими спорами: «-Вы взрываете слишком большие объёмы боеприпасов! -Нет, мы не взрываем слишком большие объёмы!..». А теперь в каждом новом (да и во всех старых) случае подземных толчков можно просто узнавать, в скольки километрах от города находится полигон, и если далее 12 км — всё, с военных все претензии автоматически снимаются. А то эти «компетеннтные специалисты» будут между собой собачится до тех пор, пока наши дома в труху не рассыпятся... да и после, на руинах будут друг друга обвинять в подлогах и некомпетентности...

  3. Из личного опыта — в далеких 80-х, когда был я еще школьником, неподалеку от нас, около 5 км, работал карьер, где добывали известняк. Так вот они периодически там что-то подрывали, взрывов совершенно слышно не было, но панельная девятиэтажка, в которой мы тогда жили, шаталась знатно. Помню, сижу за письменным столом, уроки делаю, вдруг стул под задницей как зашатается, стол заскрипит, лампа закачается... Испугу было! хорошо, тепло, месяц май, кажется, вылетел я на улицу в чем был. Вот такая история

  4. с карьером реально тема.

    Жил в Костомукше в Карелии 10 лет. в городе главное предприятие ГОК. Каждую пятницу в 13.00 были взрывы на карьере. чуть больше эквивалентность взрывчатки и город трясло. Взрывов не слышно было. Карьер находится то ли в 7 то ли в 9 км от города.

  5. ну етож как обычно )) а я думаю, что тут всетаки природа...

    Хотя я конечно, профан в этом. Но землетрясы в Москве были на моем веку 3 раза, а наши Питерские друзья еще в советское время рассказывали, что Питер тоже слегка потряхивало...

    А сейчас во всем мире не стабильно с этим, поэтому все могёт быть...

  6. Кто не в курсе — просто если почитать новости год-два, то можно подметить (если запоминать и связывать события) — такой грохот по многим местам был и есть. Часто там, где он был, военных рядом не было вообще и ничего другого. Сама слышала этот грохот в Тюмени. Взрывали всегда, но слышно было лишь в 2010 в августе и с 2012 января периодически зимой. Еще интересная инфа — они не взрывают в выходные и когда уже темно, но в выходные тоже слышно и по темноте.

    Даже если бы были взрывы от военных, то их что-то стало очень сильно слышно. А значит, не всё осталось по-прежнему и что-то не то с почвой и атмосферой, что волна стала так слышна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *