UA-11868742-1

Засуха поднимает цены

На последнем, очередном и предканикулярном заседании Саратовской облдумы в рамках «правительственного часа» шла речь об областной целевой программе по сохранению и восстановлению плодородия почв сельхозназначения как национального достояния Саратовской губернии. Тема интересная, особенно с учетом разверзшейся засухи. О засухе, впрочем, говорят сейчас все, и по рейтингу упоминаемости это слово бьет все рекорды. Возможно, с учетом этого обстоятельства областной министр сельского хозяйства Александр Игонькин, рассказывая о планах на плодородие, решил быть оригинальным и про засуху ничего не говорить. Так что говорил он преимущественно об орошаемых искусственно землях, которых засуха не коснулась, и где на лучших из них собрали урожай зерновых от 20 до 22 ц/га. Таких земель, по словам Игонькина, в Саратовской области 257 тыс. га, и 160 тыс. из них и есть, кажется, самые лучшие. То есть в плане сбора урожая регион на них в первую очередь и сможет рассчитывать. Возможно, это не густо, но министр сказал так: «Нам этого достаточно», а поверили ли Игонькину слушавшие его областные депутаты, со стороны было неясно.

Обычное явление

Не исключено, что поверили, но не до конца, поскольку через длинный ряд наводящих вопросов в итоге вывели министра сельского хозяйства на разговор об ожидаемых в связи с засухой ценах на продовольствие. Александр Игонькин слова «засуха» по-прежнему избегал (не исключено, что оно ему как министру элементарно осточертело), и усиленно стремился говорить в основном о хорошем. В конце концов, после слов председателя облдумы Валерия Радаева о том, что «мы живем в той зоне, где засуха обычное явление», Игонькин на «обычное явление» отозвался. Сказал, что в регионе уже погибло 987 тыс. га, и ущерб от их гибели приближается к 5 млрд руб. Вот после этого и пошел почти прямой разговор о ценах.

Разговор, надо сказать неприятный как для села, так и для города. Значит так. От засухи в Саратовской области существенно пострадали 2 тыс. хозяйств, из них 1,5 тыс. — фермерские хозяйства. Пострадали — это значит, что отдачи в виде сельхозпродукции от них ждать уже не приходится. Продукцию фермеры не вырастили, и поэтому не смогут реализовать. С учетом того, что практически все фермерские хозяйства берут под будущий урожай кредиты, они не смогут расплатиться и по кредитам. Не смогут оплатить поставленные в долг горюче-смазочные материалы (ГСМ) и выплаты по набранной по лизингу технике. Вообще-то для фермеров это катастрофа. До города она тоже докатится, но в усеченном виде. В основном в виде удорожания сельхозпродукции, которой будет меньше, и значит, она будет дороже. И, как рассказал министр Игонькин, процесс удорожания уже пошел. Но для начала, может, чтоб сгладить удар, он рассказал о ценах на зерновую продукцию — а речь шла пока только о муке, — в других регионах: кое-где уже зафиксирован рост на 40%. В Саратове цены на муку, как сказал Александр Игонькин, пока поднялись на 2 руб. за килограмм. И, по-видимому, здесь речь идет об урожае прошлого года, поскольку зерно, выращенное в этом году, вернее, те его объемы, которые уцелели от засухи, до стадии муки еще чисто технически не успели дойти. То есть саратовские мукомолы на всякий случай накинули цену на свои прошлогодние запасы. Но и ценовые прогнозы на урожай этого года тоже не отличаются оптимизмом.

Хотя нет, кое-какой оптимизм в прогнозах присутствует, он зарождается на самом верху властной вертикали, но, спускаясь оттуда, постепенно уменьшается в объемах, не хуже, чем плановые виды на урожай.

Вице-премьер Российского правительства Виктор Зубков весьма оптимистично заявляет, что дефицит зерна и хлеба России не грозит, не смотря на засуху и чрезвычайное в связи с ней положение в 17-ти (23 — прим. ред.) российских регионах. Чуть менее оптимистичны чиновники в российском министерстве экономического развития. Для начала они предлагают реально оценить масштабы засухи, и если окажется, что урожай будет меньше плановых 80–85 млн т. зерна, то можно где-то с сентября начинать осторожно прогнозировать инфляцию. Но, например, по мнению президента Российского зернового союза Аркадия Злочевского, о планах на 80-миллионный урожай в связи с засухой можно забыть, что, по его мнению, уровень инфляции поднимет на 6–7%. Но и он не склонен давать самые мрачные прогнозы. Так, в Российском зерновом союзе уверены, что повышения стоимости хлеба не предвидится, а вот на животноводческой продукции неурожай этого года сказаться может.

Возможно, так и будет: хлеб в цене не вырастет, по крайней мере ощутимо, поскольку этот продукт в нашей стране традиционно считается стратегическим, в силу чего власти будут всячески препятствовать резкому повышению стоимости хлеба, и в итоге его не допустят. То есть пойдут на искусственное сдерживание роста цен на хлеб. Но по отношению к животноводческой продукции политика сдерживания цен явно не пройдет, и, скорее всего, цены на нее поднимутся. Собственно, о предпосылках к этому областной министр сельского хозяйства Александр Игонькин тоже говорил, хотя и несколько завуалировано. Российские же эксперты не скрывают:свинина, однозначно, к концу года подорожает. Из-за того, что сельчане станут резать крупный рогатый , возникнет дефицит молока

Сельчане заготавливают осоку

Во-первых, депутаты на думском заседании, о котором уже шла речь выше, вытянули-таки из него рассказ о ситуации с кормами, от запасов которых напрямую зависит существование животноводческой отрасли. И он пусть сдержанно, но рассказал. Ситуация не слишком хорошая. То есть в необходимых объемах корма заготовить не удается. Цифры он называл, но для города, где мало кто представляет, сколько сена за зиму должна съесть корова, эти цифры мало что скажут. В итоге министр сказал, что в минсельхозе считают, что положение с заготовкой кормом терпимое. Но, возможно, до министерства, базирующегося в городе, стоны из села еще не долетели. В селе, кстати, кое-где уже начинают заготавливать осоку, растущую по берегам рек, а это самое последнее дело — это значит, что других кормов попросту нет, и скот рискует нарваться зимой на настоящий голод. Этим обстоятельством министр, впрочем, публику пугать не стал, и предположил, что недостающие объемы кормов, возможно, удастся закупить в соседних регионах. Правда, сказал, что это дороговато будет. В соседней Волгоградской области ценна тонны сена, например, доходит до 60 тыс. руб. А поскольку таких тонн для хозяйства нужна далеко не одна тысяча, то, не исключено, в селе решат, что от скота дешевле будет избавиться, чем прокормить. Таким образом, грядущее снижение поголовья скота уже забрезжило на горизонте, что автоматически наводит на размышление о росте цен на мясо-молочную продукцию, что, в свою очередь, по принципу домино, вызовет рост цен на продукцию птицеводческой отрасли и т.д. То есть в перспективе рост цен буквально на все продукты вполне реален. Вот что такое засуха и ее последствия.

Ситуация осложняется тем, что засуха этого года является фактическим продолжением прошлогодней засухи, ущерб от которой большинству фермерских хозяйств восполнить не удалось. Фишкой прошлогодней засухи была, во-первых, финансовая помощь федерального центра, во-вторых, разрешение фермерам на пролонгацию кредитов. То есть по сути было две фишки, которые по большому счету мало сказались на непосредственной поддержке фермерских хозяйств и аграрного сектора в целом. Хозяйства, как уже говорилось, очень сильно завязаны на кредитах. Процентные ставки по которым, между прочим, бешеные: 15% годовых — льготный кредит, обычный — под 25%. Причем, льготный кредит банки выдают крайне неохотно, и фермерам, чтобы его добиться, нужно преодолеть тысячу и больше препятствий, да и то без особой надежды на успех. А вот в отношении обычного кредита фермерские хозяйства в связи с прошлогодней засухой получили разрешение на пролонгацию — на срок до трех лет. Что это значит? Это значит, что обязательные выплаты по кредиту откладываются на трехлетний срок, но при этом проценты все-равно набегают. И за три года их набежит ровно в 3 раза больше, чем за год. С учетом того, что на каждом фермерском хозяйстве и так традиционно висит куча долгов, эта усиливающаяся банковская кабала положения явно не улучшает. Техника у фермеров, как правило, тоже лизинговая, то есть им не принадлежащая. Далее, рост цен на ГСМ — это обычное явление. Бесплатных ГСМ для фермеров нет, а вот цена на льготные в этом году выросла на 15 %. И вот значит при таких условиях вторая засуха подряд, предварительный ущерб от которой областной минсельхоз оценил, напомним, в 5 млрд руб.

Кстати, по данным годовой давности (23 июля 2009 года) ущерб от засухи в Саратовской области составлял 2,9 млрд, что на 2 млрд ниже, чем в это лето. Год назад посевы погибли на площади в 500 тыс. га, в этом году земель, охваченных засухой, оказалось в два раза больше. А фермерские хозяйства, напомним, еще и от прошлогодней засухи не отошли. Так что, город, держись — весь этот недород и бескормица не могут не сказаться на продовольственном рынке. Фермеры так и говорят: зерна — слезы, солома — на вес золота, косить нечего, заготавливать — тем более, скот питается прямо на посевах, а что будет потом — неизвестно. Говорят и так: чтобы рассчитаться по кредитам, придется забивать и продавать скот.

Креститься поздно

О возможной засухе, кстати, ГУ МЧС по Саратовской области предупредил земляков аккурат 1 января, вывесив на своем официальном сайте прогнозный план ожидаемых катаклизмов. Прогноз, обозначенный как «Засуха», гласил: «В силу климатических условий на территории Саратовской области данное опасное явление возникает ежегодно (до 2–3 раз за вегетационный период). Если засуха возникнет в начале вегетационного периода, то она приведет практически к полной гибели посевов сельскохозяйственных культур. Если во второй половине вегетации — к значительному недобору урожая». Прогноз, конечно, больше смахивает на «бабка надвое сказала», но что-то угрожающее в нем все равно просматривается. В частности, интересна вот эта часть прогноза, о начале вегетационного периода. К нему бы прислушаться на всякий случай, но, похоже, не сложилось. Минсельхоз, например, в начале июня заявляет: засуха уже началась, но аномальной жары синоптики пока не ждут. Ну а когда буквально через две недели аномальная жара нагрянула, оказалось, что почти на миллионе гектаров посевы уже погибли. Короче, традиция наша по-прежнему такая же: пока гром не грянет, мужик не перекрестится.
Но креститься, пожалуй, уже поздно: зерна — слезы, солома — на вес золота, крупный рогатый скот забивают, фермеры в долгах, так что снятие запрета на ввоз в нашу страну «ножек Буша», похоже, подоспело как нельзя вовремя. Интернет и печатная пресса сегодня буквально пестрят сообщениями о том, что засуха уничтожила пятую часть посевных земель России, что может привести к росту цен на зерно и корма, что выльется в подорожание продовольствия в целом. И попробуйте в это не поверить, когда потери от засухи — вот они, очевидны, даже телевизионные госканалы уже не стесняются показывать выжженную солнцем землю и столь же иссушенные кормовые угодья. Так что на этом фоне некоторые эксперты уже довольно смело прогнозируют рост цен на хлеб на 20–30%. При этом мука из зерна прошлогодних запасов, напомним, уже подорожала.

На этом же фоне засухи саратовские виды на урожай сократились сначала до полутора миллионов тонн зерна, а сейчас, похоже, до миллиона. И, сдается, за последние 15 лет это будет самый низкий урожай зерновых. Самый же большой урожай был собран в 1997 году — 6,2 млн т. Причем буквально на следующий год на саратовский регион обрушилась все та же засуха, сильно поумерившая виды на урожай, официальные цифры которого сначала заявлялись на уровне 4 млн т, потом — 3 млн, а потом и вовсе замалчивались. Хотя, с учетом стратегической значимости продукта, обычное, в общем-то, дело. Кстати, засуха 1998 года зафиксирована в перечне сильнейших засух, постигших Поволжье в 20-м столетии: 1911 год, погибло треть урожая; 1921-й, на Поволжье обрушился голод; 1946-й, этот послевоенный неурожай, похоже, до сих пор не рассекречен; 1972-й, опять треть урожая; 1998-й, и в эти анналы, не исключено, войдет засуха-2010. В 28-ми районах Саратовской области в связи с засухой установлено чрезвычайное положение; хотя, что это дает — сказать трудно. Но обозначенный пятимиллиардный ущерб, думается, еще не предел. Здесь, как говорится, война план покажет, и реальный ущерб от засухи мы, наверное, узнаем не раньше сентября — когда ожидаемый рост цен на все как раз и пойдет.

Источник: СаратовБизнесКонсалтинг

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *